<HELP> for explanation

Блог им. consortium

В европейском кризисе Исландия выглядит, как остров восстановления

iceland 4Спустя три с половиной года после того, как Исландия начала исчезать в хаосе кризиса, предприятие по переработке рыбы Дади Палссона показывает пример восстановления экономики. Г-н Палссон начинает свой рабочий день в 4 часа утра. Двенадцать тонн трески на подходе.  Очень быстро его рабочие разделывают рыбу от костей, нарезают и упаковывают, чтобы тут же загрузить на огромные контейнеровозы, отбывающие за границу.

В 2008 году Исландия стала первой жертвой финансового кризиса, который до сих пор бушует в Европе, задевая одну страну за другой. Греция готова к катастрофическому выходу из евро, Испания балансирует на истерзанной банковской системе, а немецкие политики до сих пор не могут решить, как всё это связать, чтобы не рухнуло.
 
Но Исландия растет. Безработица снизилась. Эмиграция практически исчезла.
 
У Исландии есть значительное преимущество по сравнению с напряженной обстановкой в Европе, связанной с единой валютой. У Исландии есть собственная валюта, которая может быть спокойно девальвирована. Такое преимущество и дало возможность превратить дефицит в профицит и сгладить неровности восстановления.

 
Самым оживлённым бизнесом на острове является рыбный бизнес. Завод Палссона привлекает польских рабочих на маленький островок из вулканических пород и имеющий форму сердца, который находится в пяти милях от южного побережья Исландии.

Рыбный бизнес процветает в Исландии

 
«Все дома забиты людьми, потому что мы можем предложить так много рабочих мест», — говорит 37-летний Палссон. На этом этаже фабрики гул, треска ручьём течёт в машины, отсекающие головы и кости. Ряды рабочих в защитных синих халатах склоняются над освещенными решётками, разрезая филе.
 
Исландия, с ее собственной валютой, собственным центральным банком, своей денежно-кредитной политикой, своим процессом принятия решений и своими собственными правилами, является предметом зависти европейских политиков. Успехи этой страны дают наглядный урок всем, кто в своё время принял решение войти в еврозону. И, наверное, дают почувствовать вкус того, что может произойти после их выхода из еврозоны.
 
Исландия очень тяжело пережила 2008 год. Ее перегруженная банковская система была практически потоплена, выросла безработица. Правительство из своих офисов практически издевалось над теми, кто выходил на улицы в маршах протеста. Молодые люди собирали вещи. Международный валютный фонд, как и в еврозоне, тут же был наготове со своей финансовой помощью.
 
Валюта страны девальвировала вдвое. Это очень помогло росту экспорта, например такого, как рыба Палссона, и мешало дорогостоящему импорту. Ослабление кроны было тяжело для домовладельцев, которые брали займы в иностранной валюте, но суды и политики Исландии быстро организовали ипотечное обеспечение. Дорогие иностранные товары подстегнули инфляцию. Потребительские цены выросли на 26% с 2008 года.
 
Но в отличие, например, от Ирландии, Исландия примирилась с крахом банков, обеспечение которых было создано иностранными кредиторами, а не исландскими налогоплательщиками, сняв с них, таким образом, ответственность за покрытие убытков.
 
Исландия также ввела драконовский контроль над движением капитала и предала анафеме доктрину открытых финансовых границ с Европейским союзом. Эти меры стали защитой от кредитных потоков, которые уже заразили Грецию, Ирландию и Португалию, и теперь отравляют Испанию и Италию.
 
И вместо того, чтобы бросаться в сокращения расходов, которые опустошили Грецию и Испанию, Исландия с жесткой экономией повременила. Первоначально в стране даже увеличили социальное обеспечение и выплаты бедным гражданам, чьи расходы тоже выросли и помогли в какой-то степени защитить экономику.
 
«Общая стратегия Исландии работала очень и очень хорошо и важно, что это было не просто одно разовое действие, это было комплексно», — сказал Джули Kozack, до недавнего времени глава миссии МВФ в стране.
 
В Исландии 320 000 человек, и то, что работает здесь, не может быть повторено в большом масштабе.
 
Выход из евро станет травмой для Греции, даже если девальвация новой валюты окажет некоторую помощь. Открытая экономика Исландии в гораздо большей степени ориентирована на торговлю, чем экономика Греции, экспорт которой в прошлом году составил 24% (€ 52 млрд.) от своего валового внутреннего продукта. Экспорт в Исландии достиг 59% от ВВП. Исландцы обеспечены тепловой и электрической энергией. Дома в стране в основном используют геотермальные технологии. Греки же импортируют свою энергию, что вызовет огромное потрясение после девальвации новой валюты.
 
В этом месяце Исландия разместила10-летние облигации на 1 млрд. долларов под 5,875% годовых. Это более низкая ставка, чем сейчас у Греции, Ирландии и Португалии, которую они будут выплачивать, даже если они будут иметь доступ к финансовым рынкам вообще. В марте Исландия начала погашать свои кредиты МВФ с опережением графика.
 
Начинающие возрождение Исландия далеко от идеала. Страна по-прежнему выглядит хуже, чем это было до взрыва долгового пузыря. Существуют еще разочарования политического плана, что может вызвать некоторые социальные разногласия.
 
Джон Даниэльссон, из Лондонской школы экономики, говорит, что самое глубокое беспокойство в Исландии вызывает спад в инвестициях, в частности за счёт контроля над движением капитала. Получается, что существует недостаток средств, выделяемых на строительство будущего бизнеса. «Это рецепт для долгосрочного снижения», сказал он.
 
Тем не менее, перспективы островного государства выглядят более радужно, чем в странах еврозоны, которые попали в такое же неприятное положение через год после Исландии .
 
Большая часть долгового кризиса еврозоны заключена в экономическом дисбалансе. Греция и Португалия в течение многих лет потребляли больше, чем они производят, а теперь требуют заимствования из-за рубежа, чтобы заткнуть бюджетные дыры. Когда иностранцы перестали давать в долг, последовала катастрофа. Точно такая же проблема грозит Испании.
 
«Наши дисбалансы выглядели гораздо хуже, чем в Греции и Испании», — сказал Гильфи Магнуссон, профессор Университета Исландии который был министром экономики в 2009 и 2010 годах. — «Но нам удалось выйти из этого довольно быстро, после очень болезненных лет».
 
Внутри еврозоны исправить дисбалансы гораздо труднее. Там девальвирует сама политика, и условий для многих практических ходов просто нет. В теории снижение зарплаты делает экспортные отрасли более конкурентоспособными по сравнению с зарубежными конкурентами. На практике трудно снизить заработную плату без ущерба национальной экономике.
 
В Ирландии, в которой спасение идёт самыми успешными темпами из всех стран, политически стимулировано возрождение экспорта, но сделано это ценой высокой безработицы и снижением внутреннего потребления. В Исландии, напротив, девальвация собственной валюты заставила жителей меньше покупать за рубежом и улучшить внутренний рынок.
 
«Мы видим в Греции и в Южной Европе, как болезненно реагирует рынок труда», — сказал Tryggvi Тор Herbertsson, член парламента от консервативной оппозиционной партии. «Проще настроить работу через управление валютой», — сказал он, — «так менее болезненно».
 
Некоторые местности в Исландии, например Vestmannaeyjar, так изолированы, что там удивительна любая экономическая деятельность вообще. За исключением нескольких новых островов, большинство из них появились на свет в последние 10000 лет. Основной ландшафт Исландии представляет собой волнистые, безлесные холмы. Его создали извержения подводных вулканов, которые залили морское дно потоками лавы.
 
Занят только самый большой остров Heimaey. В ясный день, на севере, блестит под лучами солнца ледник вулкана Eyjafjallajokull, который своими выбросами пепла остановил воздушное движение в 2010 году. В другой стороне бесконечная вода. Птица, отправившись на юг с острова Heimaey, не столкнётся с землёй до самой Антарктиды.
 
Одним январским вечером 1973 года, вулкан Heimaey взорвался в первый раз за тысячу лет. Лава со страшным грохотом прокатилась вниз по холму в сторону города, поглощая дома. Жители острова были эвакуированы, а экипажи морских судов с помощью морской воды пытались остановить продвижение лавы. Черной коркой вокруг города расположилась полоса зольных отложений: то 102 дюймов здесь, то114 дюймов (около 10 футов) там.
 
Четверть населения не вернулась, но городок Vestmannaeyjar вскарабкался обратно на лаву. Состояние рыбачьего городка то поднимались, то опускались. В начале и середине 2000-х годов, во времена сильной валюты и сильных банков Рейкьявика, жизнь на острове была трудной.
 
Теперь ситуация в корне изменилась. Два раза в неделю паром-контейнеровоз из порта уходит в открытый океан. Он наполнен свежей, замороженной и соленой треской, окунем, минтаем, скумбрией и лангустинами.
 
За рыбу платят евро и долларами, которые конвертируются опять в валюту Исландии. Сейчас доллар стоит 125 крон, это вдвое дороже, чем это было в 2007 году, до краха, когда доллар стоил немногим более 60 Крон. Но это никого не смущает. Исландия идёт к своему будущему.
Мясникова Александра, tradersroom
по материалам wsj
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP