<HELP> for explanation

Gerand

Возможности иранской армии

В случае возможного американо-иранского вооруженного конфликта военные специалисты рассматривают несколько вариантов действий Ирана по перекрытию судоходства через Ормузский пролив. Причем все сходятся в одном – Тегеран непременно прибегнет к этой мере.

Считается, и для этого есть основания, что Иран «создал широкое разнообразие не конвенциональных средств» ведения вооруженной борьбы, «которые могут угрожать его соседям». И если речь идет о зоне Ормузского пролива, то в первую очередь упоминается морской компонент иранского военного потенциала.

Возможности иранской армии

В составе вооруженных сил насчитывается 835 тыс. человек, из них: 403 тыс. относятся непосредственно к армии. В сухопутных войсках -300 тыс. человек., в ВВС ПВО – 85 тыс. человек., в ВМФ – 18 тыс. человек. В составе Корпуса стражей революции (КСР) – 450 тыс. человек.

На вооружении армии и КСР находятся: 17- 30 пусковых установок и предположительно до 175 тактических ракет с дальностью стрельбы 150 -180 км… 15 пусковых установок и около 250 оперативно – тактических ракет «Шихаб -1»( Скад –В), досягаемостью – 300км; от 100 до 200 ракет «Шихаб -2» (Скад С) с дальностью до 700км; предположительно от 20 до 40 ракет «Шихаб – 3», дальность полета которых достигает 1500 -2000 км.

На вооружении армии и КСР имеются 1655 танков, 1490 единиц бронетехники, 2085 буксируемых и 310 самоходных артиллерийских систем, около 900 реактивных систем залпового огня, 270 — 306 боевых самолетов, 580 вертолетов, в том числе 50 боевых вертолетов, 3 подводных лодки и 6 кораблей класса фрегат, 20 ракетных катеров, 90 патрульных катеров, 13 десантных кораблей.

Несмотря на то, что иранское вооружение в массе своей представлена образцами восьмидесятых и девяностых годов, в гористой стране, а Иран именно такая страна, оно может неплохо себя проявить. Да и моральный дух персов всегда был высок. При всей разности отношения к нынешнему режиму, большая часть населения с опасением относится к высказываниям западных стран, что позволит в случае агрессии сформировать многомиллионное ополчение.
ПВО Ирана

Военное и государственное руководство ИРИ в свое время приняло решение о построении ПВО страны по зонально-объектовому принципу. Для есть объективные причины: даже самое богатое государство не всегда способно обеспечить в финансовом и экономическом отношении противовоздушную оборону всей территории страны. Силы и средства ПВО Ирана объединены в три района ПВО с выделением каждому из них определенных зон и объектов, а также участков (зоны, районы) сопредельных государств, воздушное пространство которых в обязательном порядке должно контролироваться радиолокационными средствами этих групп.

По оценочным данным, на сегодняшний день группировка ПВО в данном регионе характеризуется следующими показателями: стационарные радиолокационные посты – 4; мобильные радиолокационные посты – до 10; звукометрические посты и пункты – до 20; посты визуального наблюдения и оповещения – до 20; зенитно-ракетные дивизионы – 6 (в том числе один дивизион ЗУР С-300, один – С-200, один С-75 или «Саед»-1, два – «Хунцы»-2 (мобильный китайский аналог комплекса С-75) и один – «Хок»); зенитные ракетно-артиллерийские дивизионы – 8 (с батареями ЗУР «Рапира», «Куб», «Тайгер Кэт» и «Я-Зохра»); зенитно-артиллерийские дивизионы – до 10 (калибров 85 и 100 мм).

Кроме того, в расчет необходимо взять и зенитно-ракетные средства иранских эсминцев и фрегатов УРО (всего около десяти пусковых установок зенитных управляемых ракет с системами быстрого перезаряжания), которые могут составить передовой рубеж противовоздушной и противоракетной обороны Бушерской АЭС. Вести воздушную разведку будут также самолеты базовой патрульной авиации ВМС Ирана Р-3Н «Орион». Нельзя сбрасывать со счетов и зенитные средства двух бригад охраны побережья, дислоцированных в районе Бушира и имеющих на вооружении 14,5-мм спаренные и счетверенные зенитные пулеметные установки, а также зенитные пушки калибра 23, 35, 37, 57, 85 и 100 мм. Несмотря на свою архаичность, именно на эти зенитные средства иракских ПВО пришлось до 15 % всех сбитых крылатых ракет, самолетов и вертолетов коалиционных сил в ходе операции «Буря в пустыне» в 1991 году и почти все сбитые летательные аппараты коалиционных сил в ходе последней агрессии США и их союзников против Ирака.

Обнаружение летящих объектов противника иранские радиолокационные средства поиска целей могут вести, начиная с рубежа 350-400 км и на высотах до 30 км, и осуществлять наведение ракет до дальности 200-250 км (по некоторым данным ЗРК С-200Д способен поражать цели на расстоянии 300 км) и на высотах от 20м. до 25 км. Кроме того, специалисты центра предполагают, что командование ВС Ирана поднимет в воздух три самолета дальнего радиолокационного обнаружения и управления авиацией А-50, закупленные в России и перелетевшие на территорию Ирана из Ирака в первую и вторую войны в Заливе. К подобным задачам будут привлекаться и истребители-бомбардировщики F-14A-GR (американского производства) с дальностью ведения радиолокационной разведки на глубину до 300 км.

Таким образом, при условии возможного огневого подавления средств ПВО ВС Ирана (до 60 % пусковых установок ЗУР и зенитной артиллерии) американскими или израильскими ракетно-бомбовыми ударами, система противовоздушной обороны противника будет насчитывать: пусковых установок ЗУР дальнего действия – 5-6; пусковых установок ЗУР средней дальности – 24-32; пусковых установок ЗУР малой дальности – 8-10; пусковых установок ЗУР ближнего действия – 6-9; переносных зенитно-ракетных комплексов типа «Игла», «Стингер», «Стрела»-2М и «Мисак» (аналог китайского ПЗРК «Цяньвэй»-2) – до 50; зенитно-артиллерийских установок различного калибра – до 200.

Следовательно, на разных подступах к Бушерской АЭС по воздушному противнику может быть выпущено 93-107 ракет различной дальности стрельбы (причем более эффективных, чем американские «Пэтриоты» и израильские «Хец»). При усредненном коэффициенте поражения воздушного противника с вероятностью 0,5 число уничтоженных воздушных целей может составить 46-53 единицы. Вклад зенитной артиллерии в результаты данной оборонительной операции будет составлять около 12 уничтоженных целей противника, а морской группировки – до 6. Кроме того, несомненно, иранцами будет учтен и опыт ирано-иракской войны 1980-1988 гг., в ходе которой иракские ВВС неоднократно пытались нанести ракетно-бомбовые удары по строящейся Бушерской станции.

Зона досягаемости иранских средств по американским и израильским объектам

В данном аспекте можно рассматривать только ответные удары ракетными силами командования военно-воздушных сил Корпуса стражей исламской революции. На боевом дежурстве в составе этих сил находятся оперативно-тактические ракеты типа «Шехаб»-1 и «Шехаб»-2, а также баллистические ракеты средней дальности «Шехаб»-3. Дальности стрельбы этих ракет составляют, соответственно, 350, 750 и 1350 км.

Боевые части этих ракет могут быть в различном снаряжении: осколочно-фугасные, фугасные, кассетные с противопехотными минами и готовыми убойными элементами. Специалистами центра не исключается возможность применения ракет с боеголовками, так называемого, «грязного» типа или, другими словами, в радиологическом снаряжении. Попросту говоря, такая боеголовка будет снаряжена 500-700 кг измельченного до состояния пыли уранового концентрата с частичным его обогащением. Таким образом, даже одна такая ракета «несет» в себе последствия для Израиля или группировок американских войск в зоне ответственности Объединенного центрального командования США как от десяти Чернобылей. Останется дело за малым – чтобы израильские или американские средства ПВО сами же (если у них получится) сбить эти ракеты.

Кроме того, в случае вовлечения в конфликт американских вооруженных сил, военно-морская группировка США может оказаться намертво (в прямом и переносном смысле) «связана» в Персидском заливе. Это может случиться, если военное и государственное руководство Ирана примет решение «запереть» Ормузский пролив, который и без того простреливается даже иранскими береговыми артиллерийскими установками, не говоря уже о стационарных и мобильных комплексах противокорабельных ракет. Это, прежде всего, китайские ракеты берегового и корабельного базирования типа С-801, С-802, американского производства «Гарпун», иранские ПКР «Квадр», «Тондар», «Корус». Максимальная дальность стрельбы этими комплексами составляет 200-250 км. Так что, если американцы после своего возможного удара по Бушеру захотят выйти из Персидского залива, то им придется проводить почти однотипную с войной 2003 года в Ираке операцию по взятию островов в Ормузском проливе.

О вероятных действиях Ирана в Ормузском проливе

Наиболее вероятным и опасным сценарием считается использование Ираном минного оружия. Причем иранцы, скорее всего, станут использовать для минирования Ормузского пролива донные мины, для массированной постановки которых могут быть использованы различные средства: кораблей (в т. ч. гражданские суда), катера, самолеты и вертолеты. Причем, учитывая навигационные особенности пролива, прежде всего, узость фарватеров для прохождения крупнотоннажных судов, сделать это можно будет достаточно оперативно и скрытно. В то же время осуществление надежного траления плотных минных заграждений, состоящих из различных по типу и времени изготовления мин, даже без огневого и авиационного воздействия противника представляет собой очень сложную задачу, требующую к тому же значительного времени. Несомненно, следует учитывать и сильное психологическое воздействие на противника и судоходные компании массированного и скрытного применения минного оружия.

Вместе с тем, использование иранцами против морских целей береговых ракетно-артиллерийских средств, надводных кораблей и катеров, а также подводных лодок и авиации будет весьма затруднительно по причине безусловного превосходства США в средствах радиоэлектронной борьбы, военной авиации и морских силах. Здесь же отметим, что регулярно демонстрируемые иранскими военными на различных учениях образцы морского и иного оружия, по всей вероятности, являются опытными изделиями, боевые характеристики которых в пропагандистских целях сильно завышены. При этом, учитывая реальные возможности иранского ВПК, общее состояние экономического и научно-технического потенциала страны крайне маловероятно, что Иран способен развернуть крупносерийное производство современных средств вооруженной борьбы. А применение единичных, даже может быть и эффективных видов оружия не принесет решающего успеха. Одним из вариантов противодействия судоходству в Ормузском проливе могут стать действия иранских морских диверсантов. Здесь многое будет зависеть от качества их подготовки, вооружения и оснащения.

Западные военные специалисты рассматривают и вариант возможного нанесения Ираном ударов по объектам на территории аравийских монархий. Здесь, в первую очередь, речь идет об инфраструктуре нефтяной и газовой отрасли, морских портах, аэродромах, узлах связи и др. Все эти объекты считаются «очень уязвимыми».

В целом, по оценке известного американского эксперта Э. Кордесмана, Иран, используя все имеющиеся в его распоряжении средства, не сможет «закрыть Залив» более, чем на две недели, а, скорее всего, сможет сделать это «всего на несколько дней». При этом сами иранцы (и здесь с Кордесманом можно согласиться) понесут очень серьезный экономический ущерб, который может очень негативно отразиться на положении дел в стране. В тоже время, в случае умелого и массированного применения иранскими военными морского минного оружия, Ормузский пролив с учетом времени на его траление, может быть закрыт для судоходства на срок до двух-трех месяцев. Вероятнее всего при таком развитии событий все члены СБ ООН выступят за немедленное прекращение боевых действий, жестко осудят США и будут искать возможности диалога с Ираном с целью разрешения кризиса. В этих условиях американское руководство будет вынуждено прекратить антииранскую военную кампанию.

Если иранское руководство согласится на прекращение боевых действий сторон и пойдет на переговоры с ООН, то оно, несомненно, выдвинет ряд принципиальных требований, среди которых прежде всего будет требование о немедленном выводе всех американских войск из региона и предоставление компенсации за нанесенный действиями США ущерб.

Согласие США на эти требования будет означать полный крах их стратегии в важнейшем для них регионе с самыми негативными экономическими и политическими последствиями не только для них, но и для всего мира. Уход ВС США из региона будет воспринят исламским миром как грандиозная победа над Западом, которая позволит диктовать ему свои условия. Такого развития событий США допустить не могут и будут вынуждены продолжить воздушно-космическую операцию, т.е. перейти ко второму сценарию войны с Ираном.

Второй сценарий

Стратегические цели операции останутся прежними, но первоочередной задачей продолжения антииранской компании станет разблокирование Ормузского пролива и восстановление через него транзита нефти.

Основными задачами операции по второму сценарию будет следующее: организация перманентного наблюдения за территорией страны, важными военными, промышленными и транспортными объектами с целью проведения необходимых действий в соответствии со складывающейся ситуацией в режиме реального времени, разведка и уничтожение ракетных и артиллерийских позиций, боевых кораблей и других боевых средств, которые могут быть использованы для нанесения ударов по группировке войск США в заливе, его союзникам и для блокирования Ормузского пролива; нейтрализация действий иранских сухопутных войск, недопущение их проникновения в Ирак и Афганистан; уничтожение оставшихся после первой операции объектов военной инфраструктуры; разрушение транспортной системы страны; уничтожение наиболее важных промышленных объектов; разрушение системы связи, радио и телевизионного вещания и центров государственного управления; поддержка, в том числе военная, сепаратистских движений в курдских и азербайджанских анклавах страны.

Очевидно, что при реализации второго сценария американцы попытаются использовать югославский опыт и российский опыт «операции по принуждению к миру». Одновременно с перманентной информационной операцией они будут планомерно, наносить удары по гражданской, промышленной и транспортной инфраструктуре, что повлечет за собой и большие человеческие жертвы, поскольку в отличие от операции на Балканах и в Ливии здесь вряд ли будут приниматься во внимание какие-либо гуманитарные соображения. Сама идея «операции по принуждению к миру» исходит из того, что существует предельный уровень экономического ущерба и потерь населения, при котором дальнейшее сопротивление грозит национальной катастрофой, и политическая ситуация станет такой, что власти вынуждены будут принять решение о капитуляции.

Чтобы снять блокаду Ормузского пролива, американцы будут всеми силами и средствами подавлять боевые позиции ракет и артиллерии и попытаются захватить все северное побережье пролива с помощью морского и воздушного десантов. Несмотря на возможные большие потери, они будут вынуждены это сделать, поскольку проблему разблокирования пролива другим путем не решить. Налеты на гражданскую, промышленную и транспортную инфраструктуру будут проводиться постоянно в течение суток небольшими группами истребителей, бомбардировщиков и штурмовиков.

Учитывая размеры и особенности территории Ирана, можно утверждать, что в результате поражения транспортной инфраструктуры будет в значительной степени парализована экономическая жизнь страны, и многие районы изолированы друг от друга. Возникнут проблемы обеспечения населения городов и армии продовольствием, горючим и другими товарами первой необходимости. Если после поражения транспортной инфраструктуры режим не капитулирует, то настанет очередь ударов по промышленным объектам.

Можно предположить, что начнется выборочное уничтожение промышленных объектов и, прежде всего, предприятий по производству вооружений и военной техники, химических и нефтеперерабатывающих заводов. Далее наступит очередь машиностроительной и сталелитейной промышленности. Если власти Ирана будут по-прежнему упорствовать, то в течение нескольких недель промышленный потенциал страны может быть уничтожен полностью.

Очевидно, что в ходе операции американцы будут провоцировать курдское и азербайджанское население Ирана на выступление против центрального правительства. Однако велика вероятность, что даже в этих экстремальных условиях США не удастся сломить волю иранцев к сопротивлению. Единственным путем решения проблемы станет наземная операция ВС США с целью оккупации отдельных, ключевых районов страны. Но в настоящее время Америка не имеет для этого достаточно сил.
Иран ощущает реальную угрозу со стороны США. Некоторые американские и европейские эксперты считают, что угроза нападения провоцирует иранское руководство на создание своего ядерного оружия.

Последние расширенные военные учения «Корпуса стражей Исламской революции» в Персидском и Оманском заливах говорят об этом. Иранские военные успешно провели испытания ракеты дальнего радиуса действия «берег-море» Qader, «которая уничтожила цель в Персидском заливе». Позднее, в рамках продолжающихся крупномасштабных военно-морских учений, Иран провел второе успешное испытание баллистической ракеты большой дальности, способной поражать цели, расположенные на территории Израиля, а также базы США на Ближнем Востоке.

Заявления иранского руководства, сопровождающие эти учения, ясно говорят о подготовке Тегерана к отражению возможной агрессии.

Анатолий Цыганок,
военный эксперт, руководитель научно-аналитического центра
по проблемам национальной безопасности
Информационного агентства «Оружие России»
специально для Iran.ru
www.iran.ru/rus/news_iran.php?act=news_by_id&_n=1&news_id=78374
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP