<HELP> for explanation

Блог им. tolichsan

Как зажигают миноритарии на собраниях акционеров :)


Мода покупать акции «голубых фишек» и становиться миноритарным акционером крупных компаний докатилась до простых обывателей, пенсионеров и студентов после выхода на биржу двух государственных компаний — НК «Роснефть» в июне 2006г. и банка ВТБ в мае 2007г. Если раньше миноритариями были в основном сотрудники предприятий, получившие акции в рамках приватизации или реструктуризации этих компаний, то после этих двух размещений, которые тут же окрестили «народными IPO», у нефтяной компании появилось более 154 тыс. миноритарных акционеров, а у банка — около 131 тыс.
 
В результате на годовые собрания акционеров буквально хлынули потоки людей со своими чаяниями и требованиями, теперь уже в качестве совладельцев «национального достояния». Как следствие, сформировались целые «течения миноров», объединенных идейными или другими интересами. В результате процесс проведения собраний акционеров перестал быть томным: теперь они нередко сопровождаются различными непредвиденными ситуациями, а иногда и скандалами.
 
Кто есть кто?
 
Конечно, миноритарные акционеры бывают разные, и подавляющее большинство из них – обыкновенные граждане, которых мы с вами встречаем каждый день на улице, на работе и в других общественных местах. Однако есть среди них и такие, кто занимает активную позицию, в том числе и в отношении компаний, совладельцами которых они являются. Зачастую к данному вопросу на собраниях акционеров такие миноритарии подходят с полной отдачей физических и душевных сил. Если проанализировать прошедшие за последние 2-3 года собрания акционеров крупных компаний, условно таких миноритариев можно классифицировать следующим образом:
 

1.Альтруисты
2.Коммерсанты
3.Карьеристы
4.Тусовщики
5.Скандалисты
Остановимся на каждой из этих категорий поподробнее.


Альтруисты
 
К данному типу можно отнести как романтиков, решивших поучаствовать в развитии российской экономики, так и людей, которым акции достались случайно, по воле судьбы. Они либо получили акции в ходе приватизации, либо купили их для того, чтобы поучаствовать в экономической жизни страны, или в деятельности какой-либо конкретной компании, в которой, как правило, сами же и работают, либо работали когда-то. «Альтруисты» не ожидают больших доходов от приобретенной собственности или не понимают ее ценности, и подсознательно готовы пожертвовать свои акции в случае необходимости или продать при случае, если их найдет покупатель и реализация бумаг не доставит особых хлопот. В собраниях акционеров они обычно участия не принимают.


Коммерсанты
 
Эта категория миноритариев более сложная. Под нее подпадают не только трейдеры, профессионально занимающиеся торговлей акциями, но и люди других профессий, не имеющих отношения к финансовым рынкам. Тем не менее, для «коммерсантов» рынок является средством для сохранения и преумножения своих сбережений, для дополнительного заработка. К этой категории можно отнести и работающих в экономической сфере журналистов, которые покупают по одной акции «голубых фишек», чтобы иметь возможность посещать собрания акционеров и таким образом быть в курсе самых последних событий в компании.
 
Сюда же попадают и большинство миноритариев, которые приняли участие в первичном публичном размещении (IPO) акций государственных компаний. Если вспоминать, как проходило первое из этих IPO — а именно размещение акций «Роснефти», — то нельзя не признать, что ему была присуща некоторая атмосфера таинственности.
 
Население, участвующее в мероприятии по выводу на биржу 14,8% акций компании за 10,7 млрд долл., толком не знало условия размещения. Будущие миноритарии вносили деньги (не менее 15 тыс. руб.) для покупки ценных бумаг, не представляя, какая цена за акцию будет установлена в ходе подачи заявок более крупными инвесторами. Другими словами, желающие стать акционерами «Роснефти» вначале заплатили деньги, а только потом узнали, сколько у них теперь акций компании.
 
В IPO «Роснефти» приняли участие по большей части представители «старой гвардии». То есть люди, привыкшие доверять государству и считающие, что оно должно гарантировать им определенный набор благ за оказываемую материальную поддержку компании с государственным участием. Однако, услышав на первом же после размещения собрании акционеров, что дивиденды компании составят всего 1 руб. 33 коп. на акцию стоимостью 203 руб., мало кто из этой категории инвесторов смог удержать себя в рамках приличий. В ход пошли самые смелые выражения, а на менеджмент компании посыпались оскорбления и требования объяснить, за что и почему их так жестоко обманули. При этом понять, что курсовая стоимость акций, которая кстати успела подрасти с момента размещения, также является одной из составляющей дохода акционера, эти коммерсанты наотрез отказывались.
 
Значительно хуже получилось с публичным размещением акций банка ВТБ. В ходе IPO инвесторы приобретали акции кредитной организации по 13 коп. за штуку, однако в кризис, начавшийся через год после размещения, котировки банка рухнули до 3 коп. за бумагу, а за два последующих года смогли подняться только до уровня 7 коп. за акцию. Для людей, понимающих, как работает фондовый рынок, — ситуация обычная, хотя и негативная. Но большинство миноритарных акционеров ВТБ были крайне возмущены, осознав, что за счет дивидендов убытки от падения котировок им не покрыть. Таким образом получилось, что новые акционеры банка, по крайней мере на данном этапе, практически не имеют шансов вернуть себе хотя бы свои кровные, не говоря уже о том, чтобы хоть что-то заработать.
 
Начальник отдела финансово-экономической информации РИА РБК Григорий Коган считает, что несчастные «народные акционеры» проявили финансовую беспечность, решив, что раз государство призывает их купить акции своих компаний, то это является своего рода гарантией получения дохода.
 
«Дедушки, вкладывая свои „гробовые“ в народное IPO (банка ВТБ) не понимали, что совершают обычную рыночную спекуляцию, где можно как выиграть, так и проиграть. Но определенная доля ответственности в произошедшем есть и на стороне самого эмитента, не обеспечившего надлежащее информирование потенциальных инвесторов о том, по каким законам работает фондовый рынок, но тем не менее втянувшего в IPO непрофессионалов», — заявил Г.Коган. «Да, формально никто не заставлял покупать, никто не гарантировал рост цены. Но фактически участие в „народном IPO“ рекламировалось как выгодная сделка, при этом подчеркивалось, что ВТБ — государственный банк. Вот люди, воспринимающие государство как некий символ надежности, и поспешили купить акции», — отметил эксперт.
 
Впрочем, правительство отчасти чувствует свою ответственность за происшедшее. Видимо именно этим продиктовано прозвучавшее накануне заявление премьер-министра РФ Владимира Путина о возможности проработать вопрос об обратном выкупе акций ВТБ у миноритариев. Так что «коммерсанты» могут получить шанс не то чтобы выиграть от народного IPO, но хотя бы не потерять.


Карьеристы
 
За годы развития российского фондового рынка появилось довольно много защитников прав миноритарных акционеров, причем защитников как в кавычках, так и без кавычек. Это, как правило, хорошо образованные и юридически грамотные, а иногда и артистичные люди. Всех уже не упомнишь, поэтому остановимся на двух последних ярких примерах — историях, которые в 2011г. оказались на слуху у широкой публики.
 
Речь идет о деятельности акционера "ТНК-ВР Холдинг" Андрея Прохорова, который начал судебный процесс против компании, миноритарием которой является. Суть иска проста: А.Прохоров хочет получить компенсацию за то, что его права как акционера были, по его мнению, нарушены при создании известного и так и не состоявшегося Арктического альянса между компанией BP, владеющей половиной уставного капитала ТНК-ВР, и НК «Роснефть». Миноритарий посчитал, что мажоритарии не проинформировали должным образом общественность и акционеров о проекте, и оценил свои переживания по этому поводу «всего» в 409 млрд руб. ТНК-ВР, естественно, сопротивляется, заявляя, что не видит смысла делиться подробностями о «сделке века», как ее успели назвать в СМИ, с человеком, который даже не является менеджером компании. Однако судебная тяжба и постоянные публикации в прессе обеспечили А.Прохорову популярность и определенную узнаваемость.
 
Имиджу небезызвестно Алексея Навального миноритарное участие в капитале АК "Транснефть" и НК «Роснефть» помогло куда значительнее. Раньше он был просто юристом и политическим активистом. Однако после того, как первые лучи сетевой славы осветили его личные страницы в блогосфере, Навальный стал именоваться «известным блогером», а сейчас и вовсе — «борцом за справедливость», который постоянно судится с различными компаниями, требуя от них предоставления закрытой информацию — пусть некрупному, но акционеру. Популярности добавила и антикоррупционная патетика, сопровождавшая подачу исков. Став популярным после ряда судебных разбирательств, получивших широкое освещение в прессе и в Интернете, А.Навальный не остановился на достигнутом и подался в политические деятели, добившись своими действиями ареста на 15 суток за участие в несанкционированном митинге против фальсификаций на выборах в Госдуму. Снискавшая себе мученический венец, личность А.Навального показалось сетевой общественности достойной даже для выдвижения в кандидаты на пост президента РФ.


Тусовщики
 
Особой категорией акционеров можно назвать тех, кому инвестиции в капитал компаний позволяют компенсировать недостаток личностного общения. Ведь заветная запись в реестре позволяет посещать собрания акционеров, где можно не только общаться, но и поглазеть на знаменитостей, получить удовольствие от атмосферы корпоративного действа, получения подарков с фирменными логотипами и других атрибутов акционерного сборища. Именно тусовщики ввели моду не только обсуждать на собраниях вопросы повестки дня, но и петь частушки, декламировать стихи и оды, а также громыхать патриотическими речами, посвященными менеджменту компании и государственным деятелям.
 
К этой же категории можно отнести экстравагантных людей, приходящих на собрания акционеров не ради самого мероприятия, а ради накрытых столов. Конечно, таких инвесторов не много, но они компенсируют свою немногочисленность тем, что их просто невозможно не заметить! Ибо они считают хорошим тоном, расталкивая друг друга, набирать на банкетах по случаю собраний полные пакеты еды (иногда даже просто руками), чтобы унести ее с собой и тем самым передать частичку корпоративного духа своим друзьями и домочадцам. Причем на такие мелочи, как соседство в одной емкости десерта и шашлыка, тусовщики внимания не обращают.
 
Но не только еда их привлекает. Так, на одном из недавних внеочередных собраний акционеров «Роснефти» приличная дама в мохеровой шапке вытащила по цветку из нескольких экзотических букетов, которыми были украшены банкетные столики. Нисколько не стесняясь, она уложила их себе в пакет и пошла голосовать по вопросам повестки дня.
 
Тусовщики также неравнодушны к чаю, который на собраниях акционеров обычно предлагается в пакетиках. Они выгребают его подчистую уже в начале кофе-брейка, лишая более скромных инвесторов возможности попить чайку в перерыве между заседаниями. К счастью, кофе обычно остается: напиток варят в баках, которые утащить с собой довольно проблематично.


Скандалисты
 
Еще одной занятной «кастой» среди миноритариев можно назвать скандалистов. Как правило, это люди, не определившиеся с точными параметрами своих требований к компании, но страстно желающими эти требования предъявить. Так, например, на годовом собрании акционеров «Интер РАО ЕЭС», один товарищ в течение 10 минут назидательно высказывал руководству компании свое мнение по поводу их излишней расточительности. На взгляд экономного акционера, вместо того, чтобы тратить горы бумаги для распечатывания документов, можно было бы все, что необходимо, записывать на флешки, что, по его мнению, безусловно, снизило бы расходы на закупку бумаги. «Да, это было бы не только экономичнее и приятнее всем, но и позволило бы по окончании собрания подарить эти флешки, например, чьему-нибудь внуку», — несколько неожиданно заключил свой спич миноритарий.
 
Но этот забавный эпизод переплюнула летняя история на собрании акционеров Газпрома, на котором один из присутствующих «собственников» настойчиво кричал из зала, что уже три года пытается безуспешно задать свои вопросы руководству концерна. В ответ председатель правления Газпрома Алексей Миллер напомнил этому активисту, что в прошлом году он готов был с ним пообщаться лично, и даже прождал его полчаса. После чего еще раз предложил ему встретиться сразу по окончании собрания. Но акционер почему-то стушевался и предложение газового генерала не принял. По окончании же заседания выяснилось, что недовольный инвестор вообще куда-то исчез, так и оставив загадкой суть своих претензий, предъявление коих растянулось у него на годы!
 
Надо отдать правдолюбам должное, есть в этой категории действительно конструктивные люди, претензии которых обоснованы. Однако далеко не все из них ведут себя в рамках приличий. Так, один из миноритарных инвесторов ВТБ, пострадавший от падения котировок бумаг, резко подешевевших практически сразу же после IPO, пытался призвать к ответу руководство банка непосредственно на собрании акционеров кредитной организации. Не преуспев в этом, обиженный совладелец ВТБ повернулся спиной к президиуму и долго кричал в зал различные ругательства, обзывая тех, кто остался у него за спиной, непечатными выражениями. Эмоциональная речь «потерпевшего» сопровождалась весьма красноречивой жестикуляцией. Безусловно, состоявшийся полновесный скандал заставил покраснеть не только руководство банка, но и практически всех присутствовавших на собрании.


«Мажоры», не забывайте о «минорах»!
 
Эксперт ООО «ФинЭко» Антон Филиппов предупреждает «миноров», что больше 80% всех собраний акционеров являются чисто формальными. Исключения иногда возникают только в тот момент, когда мажоритарные акционеры начинают делить между собой бизнес. Но и в этом случае они не всегда проявляют заинтересованность в поддержке миноритариев.
 
Как отмечает специалист, в федеральном законе «Об акционерных обществах» указывается, что каждая обыкновенная акция компании предоставляет акционеру — ее владельцу — одинаковый объем прав. К сожалению, на практике получается совсем не так, как прописано в законе, считает А.Филиппов. На общем собрании акционеров все владельцы обыкновенных акций имеют право голосовать, все имеют право на получение дивидендов и все имеют право на получение части имущества общества после его ликвидации. Но на этом равноправие заканчивается. Никакой фактической силы миноритарные акционеры, с точки зрения основных владельцев, не представляют. «Мелкий совладелец воспринимается „мажором“ в лучшем случае, как фоновый шум, как погрешность», — говорит А.Филиппов.
 
Так или иначе, но «минорам» не стоит забывать что их «акционерное образование» в собственных интересах. Став акционером компании, миноритарии должны понимать, что могут как получать прибыль от вложений, так и терять ее, поскольку законы фондового рынка довольно суровы. И если потери произошли, то надо быть к ним морально готовыми.
 
Но в то же время менеджменту и мажоритариям также не стоит расслабляться. Надо помнить о планах правительства приватизировать в 2012-2015гг. множество крупных государственных предприятий, в том числе и путем вывода их акций на биржу. Так что в полку миноритариев прибавится, а значит надо быть готовыми к всяческим неожиданностям, особенно на годовых собраниях акционеров!

Первоисточник: http://top.rbc.ru/economics/03/02/2012/636114.shtml
 
 

Наткнулся на интересную статью, вот решил поделиться :) Думаю многим будет интересно как проходят собрание акционеров)
Особенно порадовали тусовщики))
+ за пост.
alextrade, спасибо плюсанул тебе тоже в профиль)
А меня еще и скандалисты)))

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP