<HELP> for explanation

Блог им. Matros

вопросы и ответы с Алексашенко правда месячной давности но почитать интересно.

Вступительное слово Алексашенко Сергея: Добрый день всем, я не готовил специального выступления, формат этой встречи – ответы на вопросы, которые вас волнуют. Поэтому постараюсь отвечать на все, что я получил, с радостью отвечу на все вопросы. Приступим к ответам.
Мария: Каков Ваш прогноз относительно развития ситуации на мировых финансовых рынках? Когда наступит стабильность?
Сергей Алексашенко: Вынужден Вас огорчить, боюсь, что стабильности в ближайшем будущем нам ждать не приходится. Даже не потому, что кризис острый. Мне кажется, что мировая экономика вступила в новую фазу, неизбежна перестройка ее составных частей. Будет меняться соотношение сил между Америкой, Китаем, Европой, развивающимися странами, и финансовые рынки не могут на это не реагировать. Поэтому даже без учета того кризиса, с которым, по-видимому, мы столкнемся в ближайшем будущем, я бы стабильности на рынках не ждал.
Алексей, Москва: Добрый день! Как Вы относитесь к прогнозам аналитиков Mooby’s, которые предрекают, что в случае дальнейшего развития кризиса российским банкам не хватит ликвидности, и государству придётся направить значительные средства на их рекапитализацию. Насколько возможен такой сценарий развития событий?
Сергей Алексашенко: Мне кажется, что прогноз аналитиков состоит из двух частей. Первое, что в условиях развития кризиса банкам не хватит ликвидности. При остром кризисе банкам любой страны не хватает ликвидности, мы это видели три года назад, и в Америке, и в Европе, и в Азии. Поэтому не будет ничего удивительного, если кризис в России будет более острым, чем он сегодня, то у банков будет новый запрос на ликвидность. Прогноз аналитиков относительного того, что государству нужно будет тратить новые средства на рекапитализацию банков, для меня звучит печально, он означает, что не только я критически отношусь к качеству банковского надзора в России, но и другие специалисты. Потребность банков в рекапитализации возникает в том случае, когда банки теряют гораздо больше средств, чем это исходит из оценки менеджмента банков или представителей банковского надзора. И если такое случается, это означает, что банки и банковский надзор неадекватно оценивают те риски, с которыми банки сталкиваются.
Алина, Москва: На Ваш взгляд, изменится ли политика правительства в отношении Резервного фонда в свете отставки его основного идеолога — А. Кудрина — и осложняющейся ситуации на фондовых рынках? Вчера замглавы Счетной палаты В. Горегляд сказал, что средства Резервного фонда нужно инвестировать в более рисковые активы. Хорошее ли для этого время?
Сергей Алексашенко: Мне кажется, сегодня рано говорить об изменении финансовой политики Правительства в целом и политики Правительства в отношении резервного фонда, уже потому, что мы не знаем имени нового Министра финансов. Я думаю, что до момента появления нового Министра существенных перемен в политике не будет, дальнейшее я прогнозировать пока не готов. Относительно предложения инвестировать средства резервного фонда в более рисковые активы моя позиция отрицательная, я считаю, что резервный фонд существует для того, чтобы гарантировать стабильность финансирования расходов бюджета, и если вкладывать средства резервного фонда в рисковые активы, то их можно потерять.
Владимир, Москва: Следует ли ограничить деятельность банков в операциях с ценными бумагами и производными от них и в спекулятивных сделках с валютой?
Сергей Алексашенко: Я думаю, что деятельность банков в спекулятивных операциях надо ограничивать, потому что банки зачастую неадекватно оценивают возможные риски, и на мой взгляд, «правило Волкера», принятое в США, является хорошим примером для подражания.
Вячеслав: Есть ли у России своего рода подушка безопасности на случай негативного развития ситуации на международных финансовых рынках, падения цен на энергоресурсы?
Сергей Алексашенко: Да, на сегодня у России есть подушка безопасности, она называется резервный фонд, но мы должны понимать, что сегодня эта подушка гораздо меньше, чем она была три года назад, осенью 2008 года. Даже по оценкам специалистов Минфина в случае падения цен на нефть до 60 долларов за баррель этой подушки хватит всего на один год.
Дмитрий, Новосибирск: В последнее время российский рубль демонстрирует рост. Как Вы считаете, на сколько это долгосрочное явление? Означает ли это, что не стоит бояться падения курса национальной валюты?
Сергей Алексашенко: Мне кажется, что мы не до конца осознаем тот факт, что уже больше года рубль фактически находится в режиме свободного плавания. Центральный банк старается минимально участвовать на валютном рынке, и в этой связи мне кажется неправильным анализировать краткосрочные колебания курса рубля. Ситуация укрепления рубля, которую мы наблюдаем в последние несколько дней, происходит после достаточно быстрого падения рубля, которое мы наблюдали в августе и сентябре. Основным фактором падения рубля были сезонные превышения спроса на валюту над ее предложением на рынке, и мощный отток капитала из России в сентябре. Как будет складываться ситуация до конца года — предсказывать трудно. Думаю, что главным фактором будет являться движение капиталов, и если развитие финансового кризиса в Европе продолжится, то подозреваю, что рублю будет тяжело устоять.
Марина Курганская ИА REX, Москва: Продолжение кризиса 2008 года или волна нового кризиса — эксперты говорят по-разному, но какие, на Ваш взгляд, перспективы усиления кризиса в России?
Сергей Алексашенко: Точно так же, как три года назад, возможное развитие кризиса в России пока определяется внешними факторами, то есть динамикой цен на нефть и динамикой финансового кризиса в Европе. Если падение цен на нефть продолжится, если финансовая ситуация в Европе будет становиться более напряженной, то безусловно, и в России кризисные проявления будут более острыми. Какие-либо специфические российские драйверы кризиса на сегодня не видны, поэтому более глубокие прогнозы сегодня давать трудно.
Марина Курганская ИА REX, Москва: Что будет ждать нового Президента, в плане экономики?
Сергей Алексашенко: Если отвлечься от сиюминутных тревог, связанных с кризисом, европейским кризисом, в первую очередь, то нынешнего Премьера, будущего российского Президента, в экономике ожидают три тяжелейшие проблемы. Первая — это неизбежное снижение численности работающего населения в России, и соответственно, усиление пенсионной нагрузки на экономику. Вторая — это бюджет, который, похоже, разбалансировался весьма серьезно, и привести его в нормальное состояние без повышения цен на нефть будет очень тяжело. И третье — это замедляющиеся темпы роста экономики, связанные с плохим инвестиционным климатом в стране. А улучшение инвестиционного климата, как говорят многие эксперты, упираются в необходимость серьезных изменений в политической системе.
Дмирий: Standard & Poor's понизило долгосрочный кредитный рейтинг Испании, как это повлияет на экономику еврозоны?
Сергей Алексашенко: Снижение кредитного рейтинга Испании является индикатором того, что негативная динамика развития кризиса продолжается. Это означает, что испанскому правительству и испанским банкам будет еще дороже привлекать деньги, и это означает, что меры по стабилизации бюджета в Испании должны быть более жесткими, а помощь Испании со стороны еврозоны и МВФ более масштабна.
Антон: Какие меры, на Ваш взгляд, могли бы стабилизировать ситуацию в еврозоне?
Сергей Алексашенко: Говоря о стабилизации ситуации в еврозоне, нужно различать краткосрочный и долгосрочный аспекты. В краткосрочной перспективе так называемым периферийным странам еврозоны нужно облегчение долгового бремени, им нужно находить ресурсы для капитализации своих банков, и им нужно приводить в порядок бюджет, то есть сокращать его дефицит. В долгосрочном плане еврозоне нужно преодолеть разрыв между единой денежной политикой и децентрализованной бюджетной политикой, то есть, видимо, речь пойдет о создании Министерства финансов еврозоны, бюджета еврозоны, а все это может потребовать за собой и политических изменений.
Валентина, Тверь: Насколько сегодня стабильна ситуация в российской экономике? Может ли сегодняшний кризис реально поставить под угрозу дальнейшее экономическое развитие России?
Сергей Алексашенко: Я отношусь к числу экспертов, которые не считают, что нынешняя ситуация в российской экономике хорошая и стабильная. Экономический рост после кризиса идет неравномерно, с остановками, его темпы существенно ниже ожиданий. Более того, у меня есть серьезные претензии к данным Росстата, поскольку они содержат большое количество вопросов, на которые не дается ответов. Поэтому даже если абстрагироваться от европейского кризиса, мирового кризиса, то мне кажется, что дальнейшее экономическое развитие России точно не должно выглядеть в розовом цвете. Перед нашей экономикой, перед нашей страной стоят серьезные вызовы, и пока я не могу сказать, что политики готовы давать на них адекватные ответы. Если говорить о возможном воздействии кризиса на Россию, то нужно вспомнить, что пока российская экономика еще не вышла на пиковый уровень до кризиса 2008 года. Судя по всем оценкам, это может произойти в первом квартале следующего года, если только не случится новый кризис и российская экономика снова не упадет. Поэтому цена прошлого кризиса для России — это 3,5 года, и я боюсь, что цена нового кризиса может быть сопоставима с этой.
Андрей, Екатеринбург: Как Вы считаете, может ли сегодняшний кризис пошатнуть позиции доллара?
Сергей Алексашенко: Любой прогноз относительно утраты долларом своей позиции выглядит немножко наивно. Доллар — это национальная валюта США, а американская экономика сегодня составляет 22% мирового ВВП. Поэтому я думаю, что в результате сегодняшнего кризиса США не исчезнут, и вряд ли США откажутся от своей валюты. Поэтому как минимум часть мировой экономики точно будет обслуживаться долларом. С другой стороны, когда мы говорим об ослаблении доллара, мы всегда должны понимать, что ослабнуть доллар может по отношению к чему-то — либо к другой валюте, либо к другим ценностям. Единственной альтернативной валютой на сегодня доллару может выступать только Евро, а у европейской валюты есть свои проблемы. Может быть, даже более серьезные, чем у доллара.
Мария, Москва: Выгоден ли сегодня российской промышленности, ориентированной на экспорт энергоресурсов, сильный рубль? Как Вы считаете, курс рубля завышен или занижен?
Сергей Алексашенко: На мой взгляд, правильнее говорить об не то, что сильном или слабом рубле, правильнее говорить об укрепляющемся или об ослабляющемся рубле. Любая экономика, в том числе и российская, может приспособиться к любому абсолютному значению курса национальной валюты. Но для долгосрочного развития, долгосрочных перспектив важна динамика курса, укрепляется он или ослабляется. Мировой опыт показывает, что укрепляющаяся валюта препятствует развитию экспорта и усиливает спрос на импорт. Россия не является в этом отношении исключением. Я много встречаюсь с руководителями промышленных компаний, и очень редко кто из них радуется тому, что рубль укрепляется. Даже экспортеры нефти не приветствуют укрепление рубля, говоря о том, что вместо российских товаров они все больше и больше покупают товары из Китая.
Анна В., Санкт-Петербург: Периодически говорят о стабильности нашей экономики. В таком случае, почему мы так резко реагируем на колебания международных финансовых рынков? Можно ли как-то снизить эту зависимость?
Сергей Алексашенко: Вынужден Вас огорчить, снизить зависимость от мировых рынков российской экономике не удастся. Это не удалось сделать даже Советскому Союзу, который строил абсолютно замкнутую экономическую систему. И все равно рост цен на нефть создавал ощущение успехов, а снижение нефтяных цен в 80-х годах стало одним из факторов резкого ослабления советской экономики. За последние 30 лет процесс глобализации в мире обрел реальное содержание, и сегодня крупные и даже средние компании работают в разных странах мира, свободно перемещая деньги, материальные ресурсы, трудовые ресурсы из одной точки планеты в другую. И говорить о том, что российская экономика может найти свой путь, который отличается от того, что происходит со всеми остальными странами, было бы даже не наивностью, а преступлением. Россия неизбежно будет являться участником мировой экономической системы, более того, поскольку основу российского экспорта составляет продажа сырья, то наша зависимость от конъюнктуры мировых рынков будет существенно выше, чем у многих других стран.
Айнура, Казахстан: Во что безопаснее вкладывать деньги?
Сергей Алексашенко: В банки.
Алина: Каковы, на Ваш взгляд, перспективы у «Евразийского союза»? Не погрязнет ли Россия в финансовых проблемах, которые сейчас терзают ЕС?
Сергей Алексашенко: Сегодня рано говорить о перспективах Евразийского союза, потому что такого проекта не существует даже на бумаге. Он существует в головах у отдельных российских политиков, но мне кажется, даже они сегодня не готовы жертвовать частью своих полномочий, частью российского суверенитета в пользу наднациональных политических структур. Мы уже 15 лет строим единое государство с Беларусью, и смогли хорошо убедиться, что суверенитет — это очень важная часть политической культуры и России, и Беларуси. Поэтому единое государство у нас есть, а никаких перспектив у него нет. Еще менее очевидным будет ответ на вопрос о возможных финансовых проблемах, аналогичных европейским, в случае создания Евразийского союза, потому что проблемы еврозоны возникли из-за введение общей европейской валюты. А вот о введении единой евразийской валюты не говорилось даже в статье российского Премьер-министра.
Мария: Что принесёт России такое желанное вступление в ВТО? Насколько это целесообразно в условиях созданного ТС?
Сергей Алексашенко: Мне кажется, это преувеличение — говорить о том, что вступление в ВТО сильно желанно. По моим ощущениям, не более 10% российского бизнеса хочет вступления России в ВТО. Еще 10% выступают категорически против. Остальные просто не понимают, о чем идет речь. На самом деле больше всего от вступления в ВТО выиграют российские потребители, потому что вступление в эту организацию означает снижение таможенных пошлин, означает увеличение конкуренции на российском рынке, а все это должно приводить к снижению цен и повышению качества товаров. Вступление в ВТО никоим образом нельзя противопоставлять созданию Таможенного союза, потому что Таможенный союз подразумевает создание единого пространства для движения российских, белорусских и казахских товаров, единые условия ведения бизнеса для компаний из наших трех стран на общей территории. Вступление России в ВТО означает присоединение России к правилам международной торговли, получение возможности защищать свой внутренний рынок, или защищать интересы российских компаний на рынках других стран с использованием общих правил и принципов. Я думаю, что от создания Таможенного союза больше выиграют Беларусь и Казахстан, ровно потому, что их предприятия получают доступ на гораздо более крупный по размерам рынок. Вступление России в ВТО принесет российским предприятиям гораздо больше выгод, чем создание ТС, потому что для них, для российских предприятий, откроется доступ на рынки гораздо большего размера, чем российский.
Ольга Анатольевна: Будет ли вторая волна мирового кризиса? Как вырастет инфляция, и как это отразится на потребительской корзине среднего россиянина?
Сергей Алексашенко: Вторая волна мирового кризиса уже пришла, она проявляется и в резком замедлении темпов роста американской, европейской, китайской экономик, и в том, что напряжение на европейском финансовом рынке возрастает с каждой неделей. Сегодня речь может идти о том, насколько более сильным станут проявления кризиса, насколько более болезненными будут те процессы, которые мы ощутим в России. На потребительскую инфляцию в условиях кризиса будут влиять два противоположных фактора: с одной стороны, падение цен на нефть может привести к ослаблению рубля, и значит, к росту цен на импортные товары. С другой стороны, в условиях кризиса спрос снижается, и значит, это будет толкать цены вниз.
Михаил, Санкт-Петербург: Здравствуйте, у меня такой вопрос: какие меры могут быть эффективными для того, чтобы валюты стран БРИК, были менее подвержены рискам при сильных колебаниях на мировых фондовых рынках?
Сергей Алексашенко: Ответ очень простой, для этого экономики стран-членов БРИК должны быть мощными и устойчивыми. В отношении России это означает, что наша экономика должна быть гораздо менее зависимой от цен на нефть. Сегодня 45% доходов федерального бюджета прямо зависит от цен на нефть, и от объемов экспорта нефти. 65% российского экспорта — это доходы от продажи нефти, нефтепродуктов и газа. Если эти цифры уменьшить вдвое, то рубль будет гораздо более устойчивым.
Виктор Мартынов: Какие меры, на Ваш взгляд, могут предотвратить дальнейшее развитие кризиса в России?
Сергей Алексашенко: Я уже говорил, что пока динамика развития кризиса определяется внешними факторами, и здесь они находятся вне сферы компетенции российских властей. Поэтому предотвратить или изменить их направление, их динамику российское правительство вряд ли сможет. Что российское правительство может — так это продумать свои действия в тот момент, когда кризис может перейти в острую фазу. Продумать, в чем будут состоять антикризисные меры, какие ресурсы для этого понадобятся, и где их взять.
Завершающее слово Алексашенко Сергея: Спасибо большое за ваше внимание, за ваши вопросы, за ваше время. Честно говоря, как потребителю, мне очень не хочется, чтобы в Россию пришел кризис, чтобы наша экономика вновь столкнулась с проблемами, которые мы испытали три года назад. Но с другой стороны, кризис – это возможность для преодоления своих ошибок, это возможность что-то изменить в ставшем привычном порядке вещей. А мне кажется, что в нашей экономике есть много чего, что можно было бы поменять.
 

можно, выражаясь языком ЖЖ под кат спрятать 90% текста?
Дмитрий Б., и как то расформатировать текст, чтобы был более читабельный.
escoman, может извиняюсь вам в слух на ночь прочитать.
Константин Матросов, может ссылка есть на первоисточник?

реально сложно читать столь плотный текст не размеченный.
escoman, честно скажу, я обычно по всем вопросам делаю себе папки и скидываю все что интересно по тем или иным вопросам, а ссылки не сохраняю, если что извини так у меня всегда, лишний груз в компе в виде ссылок мне не нужен, если захотеть то найти можно, но это лопатить опять интернет.
Константин Матросов, спасибо.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP