<HELP> for explanation

Блог им. ButurlinIlya

Рост несырьевого экспорта и инвестиций помогут ВВП расти

Данные Росстата и ФТС за первое полугодие 2014 года говорят о том, что импортозамещение, причем не только украинских товаров, было заметным фактором, удержавшим экономику от рецессии. Но в долгосрочной перспективе нельзя рассчитывать на устойчивый и быстрый рост ВВП без наращивания экспорта, прежде всего, несырьевого, отметили эксперты Центра развития НИУ ВШЭ в очередном бюллетене «Новые Комментарии о государстве и бизнесе»


Подписание 27 июня Украиной, Грузией и Молдавией экономического соглашения об ассоциации с ЕС имеет ограниченное влияние на текущие темпы роста ВВП России. Во внешнеторговом обороте России доля Украины, например, в первом квартале текущего года составила лишь 4,6%, а всех государств СНГ – 12,7%.

Даже неофициальное эмбарго на поставки украинских товаров в Россию не станет для России палочкой-выручалочкой. Снижение импорта из Украины в первом квартале почти на 22% (до 2,8 млрд долларов) в пересчете на годовой российский ВВП означает его рост, правда небольшой, примерно на 0,13 п.п. (если учесть, что импорт – это вычет из текущего ВВП).


В то же время данные текущей статистики говорят о том, что в структуре внешней торговли России происходят заметные изменения. Они никак не связаны с российско-украинскими отношениями или с торговлей с ЕС, а могут объясняться более общими факторами, например, трендом последних полутора лет к реальному ослаблению рубля или произошедшим два года назад вступлением России в ВТО – событием, о влиянии которого на текущие темпы роста российской экономики забывать нельзя.
 

Говоря о влиянии курсового фактора на внешнюю торговлю, эксперты отмечают, что в первом квартале сокращение импорта в Россию из Белоруссии и Японии было ещё большим, чем из Украины – почти на 30%, и это при том, что доля этих трех стран в российской внешней торговле сопоставима. Совокупный вклад этого фактора в рост российского ВВП в начале текущего года уже близок к 0,4 п.п., что является значимой величиной при темпах годового роста менее 1%.
 
Впрочем, говоря о влиянии курса рубля на снижение импорта и последнего – на экономический рост, нельзя преувеличивать их значимость. Пока до конца непонятно, связано ли сокращение импорта с созданием или активизацией аналогичных российских производств или просто со снижением спроса и угрозой рецессии. Снижение импорта часто является одним из опережающих индикаторов наступления последней.
 
Как показывают ранее проведенные многочисленные исследования экономики постсоветского пространства, сохранение торговых связей и кооперации России и Украины (а также Белоруссии) в средне- и долгосрочной перспективе может быть выгодно всем этим странам с точки зрения создания продукции обрабатывающей промышленности не столько для внутреннего потребления, сколько для экспорта: самолеты, продукция ОПК, прочее (прежде всего, транспортное) машиностроение. Внешний рынок гораздо объемнее любого внутреннего, выход на него обеспечивает «экономию на масштабах производства», и именно в целях внешней экономической экспансии, а не импортозамещения страны, как правило, вступают в ВТО.
 

Несырьевой экспорт нужно наращивать

 
Будет ли близящийся двухлетний юбилей вступления России в ВТО ознаменован успехами в наращивании несырьевого экспорта? Анализ доступных данных ФТС об объемах экспорта основных товаров в январе-апреле текущего года относительно того же периода двухлетней давности говорит о том, что фронтальных успехов с точки зрения диверсификации преимущественно сырьевого экспорта не наблюдается. Хотя экспорт легковых и грузовых автомобилей вырос на 59% и 18% соответственно, водки – на 48%, обработанных лесоматериалов – на 18%, фанеры – на 39%, а хлопчатобумажных тканей – на 17%, ни готовой мебели, ни одежды по-прежнему не вывозим, а вывоз машин и оборудования упал на 12%, комбинированных и калийных удобрений и синтетического каучука – примерно на треть.
 
При этом сырьевые товары по-прежнему занимают львиную долю в российском экспорте, а слабообработанные полуфабрикаты находятся в лидерах роста после вступления в ВТО: экспорт аммиака и метанола вырос рекордными для российской экономики темпами – примерно в два раза относительно периода двухлетней давности.
 
На прошлой неделе обсуждалось поручение президента РФ Владимира Путина о создании к концу года единого центра кредитно-страховой поддержки несырьевого экспорта на базе ЭКСАРа и Росэксимбанка (РЭБ), входящих в систему ВЭБа. Для подверженной голландской болезни российской экономики целенаправленная перманентная поддержка со стороны государства несырьевого экспорта, высокотехнологичной промышленности и инновационного сектора в целом – крайне важная задача.
 
Однако без коренного изменения подходов к осуществлению такой поддержки воз и дальше будет там же. Обе вышеназванные структуры созданы уже давно (РЭБ аж в 1994 году), а значимого эффекта от них с точки зрения диверсификации экспорта пока не видно (об этом говорит статистика). Почему?
 
Во-первых, государственные чиновники не могут столь же эффективно определить точки роста, как это делает рынок. Более того, как показывает мировой опыт, на внешние рынки выходят 2-3% лучших предприятий: 1) как правило, из сегмента малого и среднего бизнеса, которых из Москвы не увидишь, и 2) изо всех отраслей экономики, а в России привыкли помогать исключительно по принципу «отраслевых приоритетов», определённых неизвестно кем и почему.
 
Во-вторых, несырьевой экспорт – это необязательно сразу экспорт готовой сложной продукции – энергоблоков, самолетов, автомобилей и «йотофонов». В начале это, как правило, экспорт деталей и комплектующих для так называемых восходящих глобальных цепочек добавленной стоимости (ГЦС). В нисходящих, то есть сырьевых ГЦС, Россия и так активно участвует, но они менее выгодны.
 
В-третьих, участие в восходящих ГЦС тесно связано с притоком в страну прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Здесь же у России при, в целом, неплохой текущей ситуации, в ближайшей перспективе будет много проблем в связи со сложившейся геополитической ситуацией.
 
В состоявшейся 25 июня презентации нового доклада ЮНКТАД «World Investment Report 2014» было показано, что в 2013 году прямые иностранные инвестиции в Россию возросли на 57% -до 79 млрд долларов, что впервые поставило её на третье место в рейтинге стран по данному показателю.
 
Однако этот скачок был обусловлен несколькими неустойчивыми факторами.
Во-первых, неплохие показатели восстановительного (после беспрецедентного кризисного провала в 2009 года) экономического роста в период до 2013 года вместе с высокими доходностями в энергетике сделали Россию привлекательной для инвесторов, которые вкладывали деньги, используя кредиты, взятые у материнских компаний. Сейчас ситуация в связи с нависшей угрозой санкций надолго изменилась.
Во-вторых, покупка в прошлом году компанией BP 18,5% акций Роснефти заметно повлияла на статистику ПИИ и сделала Великобританию крупнейшим в 2013 году инвестором в Россию. Также стоит отметить сделку Уралкалия с китайской Chengdong, купившей 12% акций компании. На подходе новых сделок такого объема нет.
 

Отток капитала высок

 
Важно отметить чрезвычайно высокий по мировым меркам отток ПИИ (относительно ВВП) из России все последние годы. При этом оттоки капитала из России лишь частично объясняются расширением межнациональных компаний, которые делают стратегические инвестиции в европейские рынки. К таким операциям в 2013 году можно отнести сделки между Газпромом и австрийской OMV, Лукойла с итальянской ISAB.
 
Предсказать дальнейшую динамику ПИИ, а, значит, и наращивание участия в ГЦС, между Россией и миром достаточно сложно. С одной стороны, региональный конфликт на украинском направлении может крайне негативно повлиять на инвестиции и несырьевой экспорт. Более того, для российских межнациональных компаний существует опасность потерять доступ к иностранным кредитам, что может оказаться существенным, несмотря на то, что некоторые государственные банки хотят помочь компаниям заполнить пробел, оставленный иностранными кредиторами.
 
Однако общей бедой всех сырьевых экономик, как известно, являются слабые институты и коррупция, поэтому меры поддержки несырьевого экспорта не должны создавать условий для взяток и откатов. Но вовлечение в процесс госбанков, особенно путем их фактического слияния (как это предполагается сделать, в частности, в ходе слияния ЭКСАРа и Росэксимбанка в рамках выполнения описанного выше поручения президента) само по себе является рискованным шагом с точки зрения как критериев демонополизации и важности взаимного контроля госструктур, так и эффективного отбора объектов господдержки – экспортеров несырьевой продукции из всех секторов экономики.

Источник: http://opec.ru/1722946.html 
Валерий МироновВадим Канофьев
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP