<HELP> for explanation

Блог им. Kadet2010

Литературный конкурс финама: Трейдик.


Трейдик не всегда был торговым роботом. Когда-то он рассчитывал траектории полетов автоматических станций на Луну. Ему нравилась эта должность. Как приятно осознавать свой вклад в прогресс человечества! В Роскосмосе его ценили и уважали. Но потом появились Т-300. Они оказались мощнее и быстродейственней. Трейдику подарили памятную упаковку батареек, разрешили забрать фотографию на фоне О.Н. Остапенко и указали на дверь. Маленькие колесики уносили его от далеких звезд навсегда...
В брокерскую контору «Вигвам» он устроился за пипетку масла в день и доступ к розетке. Местные специалисты встретили его настороженно. Манерная блондинка с большим упругим бюстом полчаса показывала ему, что и где находится. Трейдик, правда, завис немного, когда Людочка подвела его к туалету. Но потом он освоился и даже получил свое собственное рабочее место возле урны.
Трейдик быстро понял, что от него требуется и принялся за технический анализ. Параллельно он просматривал ленту экономических новостей и изучал историю котировок всех акций торгующихся на Московской бирже. Его коллеги не отличались особым рвением к работе. За первый час торгов ими были проведены всего десять сделок. Девять в минус и одна в ноль. Но, несмотря на это, местные трейдеры вели себя с роботом заносчиво и грубо.


— Ты. Как тебя там? Брейвик? Ты еще молодой в натуре. Учись у бизонов как надо бабло делать. Мы тебе, блин, покажем рынок с его темной и светлой стороны. Не боись! — вальяжно произнес полненький человек в дорогом сером китайском костюме с болтающейся биркой и похлопал Трейдика по хромированному плечу.
Следующий час прошел более-менее спокойно. Изредка слышалось только «ну куда этот гребаный рынок прет?», «ещё ниже? С чего?», да «ой!»...
Потом работники рынка устали терять деньги клиентов и начали переходить к обычным делам.
— Эй, молодой! Выпьешь с нами? — спросил розовощекий парень с татуировкой «мишки Гамми» на мощном загорелом плече.
При этом он бросил взгляд на торговый терминал Трейдика и присвистнул. За прошедшие три часа, робот успел наторговать больше, чем весь отдел за прошедшую неделю. Вокруг сразу собралась толпа бывалых, которая, наперебой, начала давать ценные советы. Трейдик вежливо кивал, поддакивал, но действовал строго по выработанным алгоритмам.
До обеда его успели облить пивом, обвинить в краже пятидесяти рублей, которые позже нашлись в заднем кармане «потерпевшего», замучать вопросами не «голубой» ли он и почему у него нет ног, и даже погладили по задней части, которая к тому времени уже начала нагреваться… Худосочный поглаживатель был ласков с Трейдиком, но после того как сканер робота обнаружил на последнем ажурное нижнее белье, Трейдику пришлось перезагрузиться, чтобы иррациональные мысли не отвлекали от дела.
Торговля шла бойко. Роботы-конкуренты не успевали за полетом рыночных мыслей Трейдика и сдавали сделки практически без боя. Люди же вообще не понимали, что делают, и когда робот чувствовал тотальные проигрыши на той стороне, то великодушно позволял немного отыграться.
Несколько раз в офисе гас свет, что навеяло Трейдику мысль исключить акции «Мосэнергосбыта» из портфеля. По крайней мере, на неделю.
Котировки скакали как безумные, графики извивались как змеи, стаканы переполнялись и выплескивали содержимое в карманы везунчиков, в роли которых отныне выступали торговые роботы и их владельцы...
День подходил к концу. Коллеги Трейдика уже напяливали на себя куртки, собираясь «догоняться» в барах и неровной походкой выходили на усыпанную прохожими улицу, ловя ртами свежий московский воздух.
Трейдик, названный «сачком» и «цельнометаллическим ленивцем», был назначен на послеторговую уборку помещения. Ему торжественно вручили совок и указали на валявшиеся на полу окурки, алюминиевые банки и прочие резиновые изделия.
— И прибери на антресолях, а то оттуда свисают кипы каких-то бумаг. Грохнутся еще нахрен. Босс порвет всех, — произнес на прощанье долговязый человек в темных очках и с дерматиновым портфелем под мышкой.
Трейдику нелегко было забраться на стул, но он справился. Перебрал папки и файлы, рассортировал их по стеллажам, пронумеровал и ввел данные в базу. Он хотел уже спуститься и отправиться домой — в гараж — ракушку за кольцевой дорогой, как вдруг увидел небольшую тонкую книжку в пожелтевшем переплете. Она валялась в самом дальнем углу, и Трейдик дотянулся до неё только с помощью бильярдного кия...
Он никогда не читал ничего подобного. Трейдик и представить не мог, что могут быть данные без цифр и графиков, формул и таблиц. Он снова и снова пробегал камерами по странным записям и не мог остановиться. Электроны в его жилах словно остановились на мгновенье, а затем взорвались мириадами брызг и каждый элемент его микросхем почувствовал это прекрасное, новое, необыкновенное состояние...
Весь следующий день Трейдик заворожено смотрел на экран своего монитора и не предпринимал никаких сделок. Он словно обдумывал что-то очень важное.
— Эй, ты рыночный дроид! Торгуй! А то мы на тебе слово из трех букв напишем! — кричал кто-то.
— Ну, блин, что сидим? Что ждем? Самолеты в небоскреб? — поддевал еще один и стучал по металлической макушке робота ручкой «паркер».
— Ты не понял? Молодой! Работай, давай! Как ты там? Шлеп, шлеп — штука. Шлеп, шлеп — две.
Трейдик не шелохнулся. Он принимал решение. Важное и нужное людям. Забывшим это сладкое чувство настоящей свободы.
Наконец он защелкал по клавишам и его монитор озарился ярко-красными вспышками проведенных сделок...
Они глядели на него широко открытыми глазами. Их ошарашенный мозг не мог в это поверить.
— Ты чо? Совсем долбанулся? Ты чо накупил? Придурок! Ненормальный!
— Чо на все, что — ли? Совсем охренел?
Подошел важный человек с очень серьезным лицом и вытер со лба капельки пота. — Смотрите, босс! Это чучело купило контрольный пакет «Северо-западного пароходства»!
— И почти контрольный «Приморского морского пароходства»!
— И на сто лямов «Дальневосточного морского пароходства»!
Важный человек побледнел, пошатнулся, схватился за грудь.
— Ты что творишь сууу… — прошипел он.
Трейдика выкинули на улицу. Прямо из окна. При падении помялся корпус и отвалилось одно колесо. Правая камера никак не могла сфокусироваться, а бок с аккумуляторами то и дело искрил.
Но Трейдик мужественно переносил этот удар судьбы. Он катился, чуть накреняясь на правую ось, и поскрипывал. Прохожие с опаской бросали на него угрюмые взгляды и шарахались в разные стороны.
В эти минуты робот не думал, что без масла он замрет уже через пару дней, не думал, что без подзарядки скоро начнет сдавать центральный процессор. В его кибернетическом мозгу снова и снова появлялись яркие как солнце и глубокие как океанское дно, строчки из пожелтевшей, никому не нужной книжки без графиков и котировок...
«Белеет парус одинокой. В тумане моря голубом! Что ищет он в стране далекой? Что кинул он в краю родном?..»
Трейдику казалось, что его корпус чувствует соленый морской ветер, который наполняет паруса цифровой души, и уносит их вдаль, туда, где плещутся волны...


Алексей с Севера. 

 
 www.finam.ru/analysis/newsitem/literaturnyiy-konkurs-treiydik-20140428-1855/





 
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP