<HELP> for explanation

Блог им. yoo_daa

Роснефть vs Транснефть

Портал «Центр энергетической экспертизы» пишет о разногласиях между «Транснефтью» и «Роснефтью» по поводу дальневосточного проекта последней — увеличения поставок нефти в Китай и тарифов на ее перекачку. Натянутые отношения сначала спровоцировали появление предложения от нефтяной компании стать акционером трубопроводной, а потом обернулись публичным обменом резкими заявлениями и изобретением «Роснефтью» нового термина для своего оппонента — «транспортобесия». Точно неизвестно, когда отношения двух самых харизматичных в России топ-менеджеров — Игоря Сечина и Николая Токарева — начали обостряться, но, оценивая их столкновение стратегически, впору говорить уже не о локальном противостоянии хозяйствующих субъектов, а о борьбе двух бизнес-моделей.

Первая, представленная позицией Сечина, выражает интересы обладателей сырьевой ренты как ключевых доноров бюджета. «Роснефть» превратилась под его руководством в крупнейшую публичную нефтяную компанию в мире и делает ставку на расширение собственной ресурсной базы: за счет покупок госкомпания нарастила ресурсную базу на 67%, добычу — на 86% и чистый долг — почти вчетверо, доведя его до 1,9 трлн. рублей. Вторая модель, олицетворяемая Токаревым, делает ставку на развитие инфраструктуры и капитализацию транзитных возможностей России, а потому и пытается сыграть на значительной удаленности источников энергоресурсов как от внутренних, так и от внешних потребителей. «Транснефть» ставит вопросы о том, кто будет финансировать расширение трубопроводов, морских портов и иных экспортных возможностей, что невозможно сделать только за счет повышения тарифов.


В противостоянии этих бизнес-моделей действительно нет ничего личного. Противоречия между ними не могли не возникнуть по мере ухудшения экономической ситуации и, как следствие, ужесточения борьбы за сокращающееся госфинансирование. Считается, что обе компании являются одними из основных претендентов на средства распечатанного Фонда национального благосостояния. А пока в качестве подготовки к генеральному сражению разворачиваются бои местного значения. «Роснефть» активно присматривается к важнейшему южному порту страны — Новороссийскому морскому торговому порту, где акционером также выступает и «Транснефть». Второе направление — госкомпания заинтересовалась AllianceOil, последним привлекательным активом на российском нефтяном рынке. И если в плане установления контроля над Новороссийским портом пока никаких серьезных действий не предпринято, то работе по включению независимой нефтяной компании в орбиту гиганта дан старт.

Представляется наиболее вероятной версия, циркулирующая в экспертных кругах, что именно с целью консолидации оставшихся разрозненных нефтяных активов в недавнем прошлом «правая рука» Сечина — бывший первый вице-президент «Роснефти» Эдуард Худайнатов — занялся собственным бизнесом и создал с нуля «Независимую нефтяную компанию». Эта компания может стать покупателем тех активов, которыми заинтересовалась «Роснефть», но не может их приобрести из-за ограничений со стороны Федеральной антимонопольной службы. Компания Худайнатова могла бы развивать приобретаемые активы за счет использования инфраструктуры «Роснефти», ведь, по словам тех, кто знаком с ситуацией, Хадайнатов — это единственный человек, у которого после ухода из команды сохранились с Сечиным хорошие отношения. Есть ли у Худайнатова партнеры и чьими деньгами он распоряжается — это неизвестно. Но нет сомнения в том, что у бывшего топ-менеджера «Роснефти» не будет проблем с кредитами, ведь он давно в бизнесе и в плотном контакте с Сечиным.

Немаловажную роль в покупке AllianceOil может сыграть и Михаил Столяров — советник Министерства энергетики РФ. Он с прошлого года начал свою работу в НК «Группа Альянс», и здесь показательно то, что ранее частные компании, с которыми сотрудничал советник, уже действовали в интересах «Роснефти». Так нефтетрейдер Flontrano, выстроивший свою деятельности на серьезной поддержке со стороны «Транснефти», в то время, когда там трудился Столяров, неоднократно «перехватывал» поставки нефти от малых нефтяных компаний, что, по мнению некоторых специалистов, вынуждало Gunvor для своевременного заполнения своих танкеров приобретать нефть у «Роснефти» по менее выгодным ценам.

Участники нефтерейдерского рынка уверены, что подобные операции возможны только при использовании инсайдерской информации, и указывают на, что Столяров тогда же работал в Gunvor Геннадия Тимченко, которого ряд деловых изданий считает одним из лоббистов, добившихся назначения Николая Токарева на пост главы «Транснефти». Если исключить предположение о том, что история о перебитых Flontrano контрактах Gunvor с малыми производителями может являться скрытой формой коррупционных платежей (со стороны Gunvor в пользу руководства «Транснефти»), то выходит, что конфликт интересов, возникающий у советника Столярова из-за его работы на конкурирующие компании, регулярно разрешался им в пользу «Роснефти», а не «Транснефти» и ее партнеров. Подтверждает это и то, что в 2012 году лояльность Flontrano была вознаграждена — никому не известный нефтетрейдер после объявления «Роснефтью» о покупке ТНК-ВР стал одним из трех нефтетрейдеров, обслуживающих ТНК-ВР, составив компанию международным лидерам отрасли Shell и Trafigura. Более того, «Роснефть», консолидировавшая ТНК-ВР, в нетипичном для нее стиле обещала не пересматривать экспортные контракты Flontrano до конца 2013 года.

Таким образом, наиболее вероятно, что в ближайшей перспективе в России будет доминировать бизнес-модель, нацеленная, прежде всего, на приобретение ресурсов, а не на развитие инфраструктуры. Если еще одна частная нефтяная компания фактически перейдет под контроль госкомпании, то на российском рынке останется только одна частная компания, «Лукойл», впрочем, роль которой скоро будет периферийной. Сегодня частный сектор нефтедобычи ликвидируется как класс, а его наследие передается госкомпаниям, добивающимся успехов в приобретении активов, но низкоэффективных в решении задач по их коммерциализации. Даже у такого гиганта как «Роснефть», согласно предоставляемой компанией отчетности, наращиваются долги и снижается прибыль. Значительные потери у «Роснефти» на китайском направлении, из-за которого и обострились отношения с другим гигантом — «Транснефтью». «Роснефть» теряет здесь более 2,5 млрд долларов в год по сравнению с тем, что могла бы зарабатывать на экспорте нефти в Европу. Торговать нефтью в убыток себе — очень сомнительная перспектива, ставящая под угрозу будущее ключевой отрасли российской экономики.

http://www.regnum.ru/news/1776859.html
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP