<HELP> for explanation

Блог им. vedav

Плохие показатели роста в Китае - не конец света

Раньше политический курс Китая определяли эксперты. Но наивысший орган Коммунистической партии — постоянный комитет Политбюро, состоящий из семи членов — теперь включает трех экономистов, и — к худу ли, к добру ли — в том числе премьер-министра, Ли Кецяна. Четырнадцатого апреля он председательствовал на своем первом «симпозиуме» экономистов с момента вступления в должность, где озвучил перспективы Китая с точки зрения членов своего племени. Он заключил, что экономике придется «карабкаться по холмам и пересекать горные хребты». Другими словами, могут возникнуть сложности. Одна из этих сложностей проявилась уже на следующий день. Согласно свежим опубликованным показателям в первом квартале китайская экономика выросла на 7.7% в годовом исчислении, немного не дотянув до ожиданий и темпов предыдущего квартала. Показатели озадачили и встревожили. Рынок труда по-прежнему выглядит переполненным: как отмечает Чжан Чживей из банка Nomura, на каждого кандидата приходится 1.1 вакансия, что является максимальным соотношением с начала ведения записей в 2001 году. Тем временем, кредитование течет полноводной рекой: общий поток финансирования в китайскую экономику (включая банковские займы, займы трастовых компаний и продажи корпоративных облигаций среди прочего) достиг максимального месячного значения в январе, а затем в марте.
Связь между кредитованием, ростом и рабочими местами не проявляется моментально. Для того чтобы разочаровывающий рост привел к слабой занятости, нужно время, поскольку работодатели стесняются увольнять людей. Так и свободный кредит способствует быстрому росту только спустя некоторое время (до девяти месяцев по некоторым подсчетам). Поскольку эти промежутки времени могут быть длительными и изменчивыми, экономисты могут использовать их, чтобы связывать практически любые неожиданные последствия с благоприятными причинами. Это одна из причин, по которой они оценивают их ниже, чем эксперты. Неустойчивые показатели Китая также могут отражать другой тип цикла: орбита земли вокруг солнца. Прошлый год был високосным, что исказило сопоставление более короткого первого квартала в этом году с прошлогодним — более длинным. Согласно подсчетам Тао Ванг из банка UBS, если принять во внимание дополнительный день, показатель роста был бы близок к отметке 8%. В определенном смысле спаду также могло способствовать появление новых звезд на политическом небосводе Китая. Скромная кампания, поддерживаемая президентом, Си Цзиньпином, могла отрицательным образом сказаться на расточительном потреблении. Согласно Государственному статистическому управлению (NBS), в январе и феврале прибыль крупных ресторанов (в годовом исчислении) упала впервые с 1978 года. Ужесточение ограничений на спекуляции с недвижимостью, включая возврат 20%-ного налога на увеличение рыночной стоимости капитала, также замедлило строительство. 
Качество, а не количество
Снижение показателей, вероятно, легче простить, чем объяснить. Согласно NBS, новое правительство Китая «стремится улучшить качество и эффективность роста». Если все действительно так, то этим можно оправдать небольшое сокращение роста. Более эффективный рост потребует меньшего привлечения капитала (а также энергоносителей и рабочей силы) на юань избыточной производительности. По этой причине, примечательно, что инвестиции (прирост капитала) составили всего 30% от роста Китая в первом квартале. Это был необычайно низкий вклад для экономики, которую часто обвиняют в том, что она ведет в никуда. Для сравнения, в 2012 году инвестиции способствовали примерно половине роста Китая; в 2009 году — более 87%. Рост в первом квартале, напротив, был вызван потребительскими расходами, которые составили примерно 55%, несмотря на стремление Си к экономности. Марк Уильямс из Capital Economics отмечает, что высокий уровень потребления в первом квартале — распространенное явление. Но его рост не был сезонной случайностью. И в 2011, и в 2012 году вклад потребления в рост превышал вклад инвестиций — долгожданный признак того, что восстановление баланса экономики, наконец, происходит. Эти сдвиги в структуре китайских расходов отражаются изменениями структуры производительности Китая. Сектор услуг вносит больший вклад в ВВП, чем промышленность уже третий квартал подряд. Этот сектор (который включает транспорт, оптовую торговлю, розничную торговлю, финансы и недвижимость) остается непривычно неразвитым для страны с китайским уровнем благосостояния. Но, тем не менее, в этом году сектор услуг может составить большую часть экономики. 
Это может немного огорчить экспертов. Они создавали экономику по своему образу и подобию: специально для вещей, а не для услуг; для долговременных активов, а не потребительской ерунды. Экономисты, напротив, видят в потреблении, как однажды сказал Адам Смит, «единственный конец и цель производства». С этой точки зрения рост, выявленный на этой неделе, был более медленным, но лучше сбалансированным и адаптировался под потребителя. Если потребление не было единственным концом избыточного производства, то оно составило 55% от своей цели. Это должно хоть немного утешить экономистов Политбюро. 
Подготовлено Forexpf.ru по материалам The Economist
 


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP