<HELP> for explanation

Блог им. M_Maxim

Хочешь выйти из кризиса? Спроси меня как!

Хочешь выйти из кризиса? Спроси меня как!
Пол Кругман нашел способ победить глобальную рецессию.
Пол Кругман




На обложке любой книги, которую написал Пол Кругман в последние пять лет, читателю неизменно напоминают, что он лауреат Нобелевской премии по экономике. Только что вышедшая на русском языке книга «Выход из кризиса есть!» — не исключение, однако на самом деле она написана не только и не столько нобелевским лауреатом, сколько критиком Республиканской партии с солидным стажем, острым на язык полемистом, ведущим колонку в The New York Times, и фанатиком, абсолютно уверенным в своей правоте.
Если когда-нибудь Пол Кругман выпустит книгу воспоминаний, она гарантированно станет бестселлером: вряд ли кто-нибудь из действительно уважаемых экономистов и научных работников может похвастаться настолько разнообразной медиа-жизнью. Кругман ведет полемическую, если не сказать радикальную колонку (в одном из последних своих материалов он настаивает на необходимости вывести Кипр из еврозоны), ожесточенно спорит в социальных сетях с читателями (в числе которых, например, недавно оказался президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес), ему посвящают сайты и оперы. В общем, в США фамилия Кругмана уже давно ассоциируется не только с экономикой.
Помимо колонок в The New York Times публицист на протяжении последних 15 лет успевает регулярно выпускать книги о текущем положении дел в экономике — главным образом в США и Европе. После присуждения Кругману Нобелевской премии по экономике в 2008 году его стали активно переводить и в России, так что к 2013 году какое-то представление о нем появилось не только в академической среде. «Выход из кризиса есть!» Кругман опубликовал еще в начале 2012 года, а в начале 2013-го дополнил ее новыми данными и издал во второй раз. Именно перевод этой второй версии книги (по-английски она называется «End this Depression Now!») и выпустила в середине марта «Азбука».
Кооператив нянек и государственные финансы
Те, кто знаком с публицистикой Кругмана, не будут удивлены основным посылом книги. Американский экономист все так же придерживается идейкейнсианства и все так же считает, что для выхода из кризиса государства должны не экономить, а, наоборот, больше тратить. Даже примеры Кругман выбирает те же, что и раньше — например, историю про кооператив нянек с Капитолийского холма, которая была описана в экономических журналах еще в 1970-е.
Эта история очень важна для Кругмана, поскольку особенно ярко показывает, как государство может влиять на экономику в период кризиса самым простым способом — включая печатный станок. Суть истории вкратце такова: 150 молодых пар с детьми объединились в «кооператив нянь», который позволял освобождать время по вечерам. Принцип работы кооператива прост: если вы планируете пойти на концерт, в кино или еще куда-нибудь, то оставляете своих детей тем из оставшихся 149 пар, кто проводит этот вечер дома. Чтобы не оказалось так, что одни пары постоянно сидят дома, а другие только отдыхают, в кооперативе была введена валюта — специальные купоны, которыми пары «расплачивались» друг с другом. Полчаса работы нянькой «стоили» один купон.
Всем парам раздали одинаковое количество купонов — 20 штук, причем условием выхода из кооператива было возвращение именно 20 купонов. Казалось бы, все справедливо, но очень скоро система перестала работать — молодые родители теперь отдыхали еще меньше, чем раньше. Все дело в том, что запасливые пары начали откладывать купоны, с тем чтобы потратить их когда-нибудь в будущем. В результате на «рынке» возник дефицит купонов — всем стало жалко этой своеобразной валюты, и они хотели только пополнять их запасы, но не тратить. Ситуация разрешилась довольно просто: кооператив напечатал новых купонов и раздал их всем своим членам. Это позволило быстро восстановить баланс между спросом и предложением.
Эту систему Кругман проецирует на экономическую политику государств во время кризисов, попутно отмечая, что Европа оказалась в более сложном положении, нежели США, поскольку в отдельно взятых государствах — например, на том же Кипре — нельзя просто так взять и напечатать много лишних «купонов».
При этом Кругман признает, что ФРС США и так влила в экономику триллионы долларов и опустила базовые ставки до нулевых отметок, а влияние на выход из кризиса этих шагов было ограниченным. Однако это, по мнению Кругмана, вовсе не повод останавливаться: он очень подробно объясняет, почему траты, предпринятые Бараком Обамой, были недостаточны и на самом деле экономике требовалось гораздо больше государственных денег.
Мысль о необходимости вмешательства государства на рынки для создания спроса появляется на странице книги уже в предисловии. Она же повторяется десятки раз в тексте, а потом еще и в послесловии — в этом смысле никакой интриги в книге не содержится, и для того чтобы понять, о чем она, достаточно прочитать первые несколько десятков страниц. Читать дальше имеет смысл, только чтобы последить за тем, какими эпитетами Кругман награждает своих оппонентов и как его риторика от страницы к странице становится все более радикальной.
Обиженный либерал
В книге Кругмана достается многим оппонентам кейнсианцев, особенно тем, кто либо раньше занимал руководящие посты в правительстве или ФРС, либо просто считается влиятельным экономистом. «Как это ни прискорбно, одним из тех, кто выдвигал невежественные и деструктивные аргументы, был сам Роберт Лукас», — пишет Кругман об одном из Нобелевских лауреатов. «Что привело Фаму к выводу о «беспрецедентном росте» экономики? Возможно, тот факт, чтоу некоторых людей — скажем, тех, которые спонсировали конференции по теории финансов, — действительно наблюдался беспрецедентный рост доходов», — говорит он о Юджине Фаме, который уже несколько лет считается одним из основных претендентов все на ту же Нобелевку. Отдельно достается Алану Гринспену, бессменному руководителю Федеральной резервной системы с 1987-го по 2006 год.
Кругман абсолютно уверен в своей правоте и с настойчивостью, достойной автора рекламного буклета о «сверхвыгодной» торговле на forex, вдалбливает в читателей мысль о том, что кейнсианство — это путь к всеобщему благу. В результате встречающиеся в книге фразы типа «В своей основе [противостояние кейнсианцев и их противников] — это противостояние прагматизма и квазирелигиозной уверенности, которая лишь усиливается по мере того, как факты опровергают «истинную веру»» — читаются двояко, поскольку сначала попросту непонятно, как именно разделены роли между Кругманом и его оппонентами.
Еще большим фанатиком Кругман кажется, когда начинает считать доходы богатых банкиров и описывать, по каким ценам они покупают себе гардины, сколько комнат в их домах и где они расположены. Сам экономист называет себя либералом, но в российской традиции его бы назвали «леваком» — настолько искренне он убежден в том, что все беды в американской экономике произошли из-за богатых, которые в результате своего растущего с благосостоянием влияния на политику становятся еще богаче.
Исключительная убежденность Кругмана в своей правоте уже привела к тому, что в США он стал объектом для шуток — в начале марта на сатирическом сайте вышла действительно смешная заметка о том, что Кругман якобы запустил процедуру собственного банкротства из-за неудачных вложений в недвижимость США, чем и объясняется его нелюбовь к банкирам. На новость «клюнули» несколько авторитетных американских сайтов, а это косвенно свидетельствует о том, что в США ждут от Кругмана чего-то похожего.
В России образ Кругмана лишен той скандальности и медийности, которая присуща ему в Америке — для россиян он прежде всего лауреат Нобелевской премии, небожитель. Выход его книги про кризис эту репутацию наверняка изменит. 
 Источник : http://vk.com/club46768579?w=wall-46768579_120%2Fall

 

Лень читать, очень много текста. Вывод какой? Шорт или лонг?
avatar

DMprofit

Если скажу — будет не интересно. Это все равно что в начале книги сказать, читающему, что убийца садовник!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP