<HELP> for explanation

Блог им. option-systems

ПАНИКА 1901 г.


Из истории:
Паника1901 г. интересна для нас тем, что она продлилась всего лишь одну неделю. Причиной ее стала борьба за контроль над железнодорожной компанией «Northern Pacific Railroad» между Э. Г. Гарриманом и Джеймсом Хиллом и, соответственно, между представлявшими их интересы банками, «Kuhn, Loeb & Company» и «J. P. Morgan and Company».
 ПАНИКА 1901 г.


В те дни, когда у титанов железнодорожной индустрии возникало желание завладеть очередной железной дорогой, они приходили на открытый фондовый рынок и потихоньку скупали акции определенной компании, пока не приобретали контрольный пакет. Сегодня, согласно требованиям Комиссии по ценным бумагам, каждый инвестор, приобретающий не менее 5% акций какой-либо компании, обязан делать это гласно. В1901 г. такого требования не было, и часто бывало, что человек или фирма неспешно и незаметно скупали акции какого-то предприятия и успевали завладеть контрольным пакетом, прежде чем рынок замечал неладное и реагировал на это повышением цен. Так получилось и с «Northern Pacific».

 
В начале1901 г. Джеймс Хилл и «J. P. Morgan and Company» владели большей долей собственности в «Northern Pacific Railroad», но контрольного пакета не имели. В апреле того же года Э. Г. Гарриман начал втайне скупать акции компании, и к маю курс акций повысился на 25%. Это не вызвало никакой тревоги, потому что в то время на бирже наблюдался общий рост уровня цен. Поскольку о попытке захвата «Northern Pacific» никто не догадывался, некоторые трейдеры решили даже, что акции компании выросли неоправданно быстро, и начали играть на понижение.
 
Если кто-то играет на понижение, то это фактически означает, что он одалживает ценные бумаги у кого-то, а потом их продает. Если курс акций впоследствии понижается, игрок выкупает акции обратно и возвращает тому, у кого их взял в долг. Прибыль человек, играющий на понижение, получает в том случае, если акции действительно падают и он может их выкупить по более низкой цене. Если же снижения котировок не происходит, он вынужден выкупать их дороже, чем продал, и оказывается в убытке.
 
В понедельник 6 мая1901 г. акции «Northern Pacific» вдруг резко подскочили в цене. Никто, казалось, не понимал, почему это произошло. Этого не знали и члены правления «Northern Pacific»; их банкиры тоже терялись в догадках. Многие объясняли это попытками ввести рынок в заблуждение. Биржевые игроки на понижение поверили этому и продолжали продавать акции, которых у них не было.
 
Во вторник, 7 мая, акции продолжали расти, поднявшись со 117 до 143 долларов. К концу дня всем стало ясно, что же на самом деле произошло. Распространился слух, что Гарриман подал последнюю заявку и вот-вот станет хозяином «Northern Pacific». Услышав эту новость, Хилл и Морган попытались остановить его, предложив более высокую цену в попытке купить как можно больше акций только для того, чтобы не дать им перейти в руки Гарримана.
 
К среде всем наблюдателям стало ясно, что воюющие стороны — Гарриман с одной стороны и Хилл с Морганом с другой — в своей борьбе за контроль над компанией загнали рынок акций «Northern Pacific» в угол. Это никак не повлияло бы на ситуацию на фондовом рынке в целом, если бы не одно обстоятельство: спекулянты, игравшие на понижение, еще не успели выполнить свои обязательства.
 
Никто не хотел продавать акции, и крупные покупатели вздували цены на недосягаемую высоту. Игроки на понижение поняли, что попали в западню, и запаниковали. Имейте в виду, что в те времена человек, продавший акции, обязан был доставить их покупателю на следующий день. Если своих акций у него не было, он должен был их у кого-нибудь одолжить. Если продавец не выполнял своих обязательств, покупатель мог прийти на биржу и купить договоренное количество акций по рыночной цене, повесив счет на несостоятельного должника.
 
Поскольку 8 мая продавцов акций «Northern Pacific» было очень мало, игроки, пытаясь выполнить свои обязательства, начали отчаянно торговаться за те акции, что были в наличии. К концу дня цена поднялась до 180 долларов.
 
Когда утром 9 мая, в четверг, удар гонга возвестил о начале торгов, паника среди несостоятельных трейдеров разгорелась как лесной пожар. К полудню за акции «Northern Pacific» давали уже тысячу долларов. Очень уж нужны были им эти акции.
 
В это же самое время чрезвычайно интересные события происходили в той части фондового рынка, которая прямого отношения к акциям «Northern Pacific» не имела. Фондовый рынок вошел в пике. Запаниковавшие игроки стали распродавать все имевшиеся у них ценные бумаги, чтобы на вырученные деньги купить столь необходимые им акции железнодорожной компании. Десятки крупных трейдерских фирм оказались раз-
детыми до нитки и теперь отчаянно пытались хоть чем-то прикрыть наготу.
 
Бернард Барух, наблюдавший эту ситуацию, впоследствии писал: «Страх на бирже полностью вытеснил рассудок. Акции падали на десять—двадцать пунктов, от них просто хотели избавиться любой ценой. Пошли слухи, что нечто подобное творится и на других биржах».
 
На следующий день Гарриман заключил с Хиллом и Морганом перемирие, в результате чего биржевой индекс упал сразу же на шестьдесят пунктов. Банки, прежде бравшие за ссуды трейдерам 4% годовых, опасаясь за свои кредиты, взвинтили процентную ставку до 60%.
 
Акции одной компании росли, а весь остальной рынок падал в бездну.
 
А вот урок. Падение котировок ценных бумаг других компаний не было вызвано ни рецессией, ни циклическими особенностями бизнеса, ни сообщениями о снижении прибылей, ни изменением макроэкономических показателей. Оно не было даже связано с изменением интерпретации имеющейся информации об этих компаниях.
 
Все произошло лишь из-за того, что биржевые спекулянты, оказавшись в ловушке, не смогли выполнить свои обязательства в связи с продажей акций «Northern Pacific». Нехватка ценных бумаг этой компании вынудила их продавать бумаги других компаний. Они делали это для того, чтобы выручить деньги для покрытия убытков, понесенных в попытках играть на понижение с акциями «Northern Pacific».
 
Остальные трейдеры, опасаясь, что схожая ситуация сложится с другими компаниями, поддались паническим настроениям и тоже начали сбрасывать свои бумаги.
 
Бернард Барух хорошо понимал, что происходит. Он видел, что акции преуспевающих компаний продают по смешным ценам, и решил воспользоваться этим стечением обстоятельств и кое-что купить.
 
Таким образом, рыночный механизм, позволявший человеку продавать то, чего у него не было, в сочетании с резким ростом цен на акции железнодорожной компании «Northern Pacific» создал взрывную ситуацию, которая закончилась массовой и безрассудной распродажей всего фондового рынка. С другой стороны, эта ситуация оказалась весьма благоприятной для Баруха, получившего шанс с большой выгодой купить акции различных компаний. В скором времени рынок вернулся в исходное положение, а Барух сколотил состояние.
 
Неожиданные капризы фондового рынка могут приводить к диким колебаниям цен, никак не связанным с объективной экономической информацией.
 

Спасибо! )
avatar

madmax

Классический корнер.
avatar

Savage

Этот конер породил классический кризис ликвидности. Это разве не экономика? Кто отслеживает денежные потоки и ликвидность никогда не согласится, что это не экономическая информация.
Дядя Беня о том и печётся, чтобы всех баблом обеспечить, чтобы цены были «справедливыми». Все понимают, что как только поток искусственной ликвидности иссякнет — кранты.
А всё потому что на бирже можно не только продавать то чего у тебя нет, но и покупать на то, чего у тебя нет.
Спасибо.
avatar

LAZY

Наше болото всколыхнуть невозможно. Мы только падаем.
avatar

IliaM


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Залогиниться

Зарегистрироваться
....все тэги
Регистрация
UP